Вади Рам. Первое знакомство.

Октябрь 2004.

 

Этот рассказ о поездке в Вади Рам созревал почти полгода. С одной стороны, очень хотелось написать, с другой же, не хотелось ворошить, вытаскивать на свет события разные, приглядные и не очень. Время всё сглаживает, и, может быть, если бы Ян не поехал сейчас туда же, я так и не сподобилась бы написать. Но он там, надеюсь, смотрит сейчас из спальника на звёзды, и, конечно же, вспоминает как это было в тот, памятный первый раз. 

Теперь по порядку, я же обещала, всё как было.

Ян, он же мой муж, является вдохновляющей, направляющей и движущей силой  нашей семьи, он придумывает и организовывает различные вылазки от походов выходного дня до многонедельных путешествий в дальние страны.А я, в зависимости от состояния духа и тела, присоединяюсь к нему или нет. Хорошо устроилась, да? Вот и сейчас я не была готова морально, поэтому сижу и пишу.

Так как мы любим горы, то и поездки всегда так или иначе связаны с высотой или скалами, или и с тем и другим одновременно.Причём, последние я люблю меньше (взаимно), а Ян -  как  раз на пике увлечения скальными маршрутами. Может, пройдёт?

В прошлый Суккот Ян кинул клич съездить в Вади Рам в Иорданию. Это не было совсем на пустом месте, мы хотели туда давно, только как-то не складывалась логистика. До этого, весной мы ездили в ту же Иорданию в организованный тур по культурным памятникам и в Петру, понравилось очень и как-то изменило предубеждённое отношение -  оказалось, что ездить туда можно, не убивают так сразу, и народ в куфиях приветливый, хоть и  пропорционально полученной прибыли. А в этот раз мы были не одни, как раз на весь период праздника Суккот израильский альпклуб, членом которого Ян имеет честь быть, организовал в Вади Рам альпинистские сборы и пригласил всех желающих. Были и логистика, и желание, и мы поехали.

Было нас пятеро. Ира спутница Яна по лазанию (солазательница?партнёрша?)- сразу и с удовольствием приняла приглашение.До этого в горы с нами не ходила, довольно регулярно лазает с Яном в компании, я её видела в первый раз.

 Дима житель далёкой Беер-Шевы,пару раз ходил с нами в пешие походы,  занимается скалолазанием обычно в своих компаниях, очень тихий и приятный парень.

 Илья знаком нам давно, но никуда вместе не ходили.Слышала, что он ходил в серьёзные горы- Мак-кинли и Аконкагуа, но всё в своих  компаниях, кажется из России. Изредка он составляет компанию Яну на скалах, это и причина, по которой он вдруг  оказался с нами.В последние выходные Яну не с кем было лазить, и он разыскал Илью. Рассказав, что едет в Вади Рам, пригласил с собой. При встрече  Илья произвёл впечатление хмурого, замкнутого, саркастичного человека.

Ну, и мы с Яном -  ходим, лазим и т.д. вместе очень давно, производим впечатление весёлых и т.д. и т.п. людей. 

Выехали, как всегда, ночью. Ира ещё с вечера приехала к нам в Назарет и ночевала у нас, а  Диму мы подобрали спросонок  в далёкой Беер-Шеве, и с рассветом подъехали к пограничному кордону в Эйлате. Илья уже ждал нас тут, допаковывая рюкзак.

 Как всегда, решили позавтракать перед большими свершениями, чем Илья был недоволен -  "Сразу есть?!"  -    "Да, а что?"

Переход через границу ничем особенным  не ознаменовался, разве что небольшим шмоном, когда на заданный иорданцами прямой  вопрос " Ввозите ли вы продукты питания  и напитки?" я прямо ответила "Да!"    Ну не умею я врать! Еды было немного, но было грустно смотреть, как мой любимый апельсиновый сок, козий сыр, колбаса и яблоки аппетитно располагаются на широком столе усатых пограничников. У следующих за мной друзей никакой еды в рюкзаках, разумеется,не было, и мы мирно перешли на территорию Иорданского королевства, обласканные гостеприимными улыбками короля Хусейна-отца и короля Абдаллы-сына с огромных  портретов. Надо отметить,что народу на переходе было совсем мало, не в пример нашей   поездке в  Синай в сентябре, когда граница напомнила мне одесский трамвай в час пик в разгар лета, естественно без кондиционера, когда  уцелевшие пуговицы - роскошь, а жаркие прикосновения случайны и неизбежны.

Итак, мы в Иордании, что дальше? На границе нам встретилось несколько израильтян, тоже направляющихся в Вади Рам, но на своей машине. Они спешили, били копытом, по отрывкам разговоров, мы поняли, что они уже далеко не в  первый раз тут, и горят желанием ещё сегодня пролезть каких-нибудь пару пичей. Пич- часть скального маршрута, отмеренная длиной одной верёвки, обычно 40-60 метров. Ребята умчались, только их и видели, и на пустынном пятачке у границы остались мы, и рюкзаки, и две машины такси неподалёку. Таксисты подошли к нам, и начался свободный торг. Машины кого-то ждали (оказывается, удобнее обо всём договориться ещё из дому),но нас посчитали, куда-то позвонили, куда-то посадили, пару раз по дороге попересаживали, и вот, мы по дороге в Вади Рам.

Что же это, Вади Рам? Национальный парк Иордании уникальный природный уголок  с удивительным ландшафтом, напоминающим Марс (если, конечно, бывали). Уходящяя в бесконечность красная пустыня с отдельно возвышающимися  исполинами скальных массивов причудливых форм.

 

 

 Ни на что непохожий мир песка и камня, света и тени, острых, уходящих в небо скал, и плоской бесконечной равнины, исперещённой  следами джипов, как пустыня Наска своими магическими линиями.Чудесный полигон для скалолазов международного масштаба. Маршруты высоких категорий, хорошие скалы, тёплый климат сказка для тех, кто понимает!

Местный туристический  сервис предлагает также различные треки, пешком и на джипе,  днём или ночью со встречей рассвета, одно- и многодневные, велосипедные прогулки, гулянье под луной и т. д. и т.п.

Фотографам тоже будет не скучно, красные скалы  в вечернем освещении феерия красок и силуэтов! А местный колорит -  бедуины в своих длинных платьях, обмотанные бело-красными платками, пятничная молитва, динары, верблюды, баранина в йогурте...Только секс-туристу не развернуться женщины таинственно отсутствуют повсеместно, а за преувеличенный интерес к женскому полу можно схлопотать. Восток...

Приехали мы в эту восточную сказку в час дня. Джип выгрузил нас в кемпинге, в деревеньке, где мы собирались провести три дня.

 

 

 В нас ударил жар, который  описать трудно. Духовка с грилем, и с феном. Овен-гриль-турбо, так сказать. Плавильная печь. Прогноз погоды обещал шарав (горячий сухой южный ветер), но не так же?! Мы по Израилю знакомы с жарой, но эта была какая-то особенно жгучая. Сразу представились караваны в  пустыне, миражи, яичница в горячем песке. Жар был зримый, извивался струйками над пылающей землёй. Пекло через кроссовки. Мозг плавился, делать ничего не хотелось.

 На раскалённом белом песке стояло несколько палаток. Вдали под навесами, на бедуинских лежанках бездыханно распластались молодые скалолазы. Мы взяли рюкзаки и вяло побрели туда же. Под крышей не было солнца, овен- турбо, без гриля. Расположились. Сделали усилие и обошли кругом кемпинг на предмет туалета, еды, купили холодной воды. Выпили, легли...

 Надо сказать, что я из тех, кто любят, когда тёпленько.Потому что я с Севера, что ли... А как же те, другие? Среди беспорядочно разбросанных вокруг тел есть и иностранцы, шведы там всякие. Это мы узнаём по редким репликам, скупо издаваемым молодыми скалолазами. Повсюду небрежно  разбросана дорогая снаряга. Знакомых нет.

И вот в этой всеобщей дрёме, когда местная собака, зарывшись в песок, каждые 5 минут производит звук, означающий "сдохнуть бы скорей", мой неугомонный муж достаёт путеводитель и начинает выбирать маршрут. Вслух. И с нами,  конечно, советуясь. И путеводитель, конечно,  по-английски, мать его! Мать путеводителя?! У-у-ф!

 

 

 И тут, о чудо, часам к четырём, когда жара теоретически должна бы спадать, а практически- нет, молодые скалолазы начинают по-одному вылазить на солнце, куда-то смотреть под козырьком руки, куда-то пальцами указывать,что-то лениво обсуждать. Зазвенели карабины. Вылезли на солнце и мы, и такую красивую гору увидели! Джабель Рам, Гора Рам! И такой красивый логичный маршрут на неё, наверное, это о нём Ян нам два часа уже талдычит!

 Но это всё завтра, а сегодня идём на разминку на маленькую горку рядом с  кемпингом. Ещё очень жарко, но мы идём, движение затягивает,умиротворяет, вокруг очень красивые виды, чем выше, тем лучше.

 

 

 Идём дружно, только Илья всё время жутко страдает от жары. Говорит, что очень тяжело её переносит. Не знает, пойдёт ли с нами завтра на гору. Говорит, что от жары у него даже бывают помутнения рассудка, и я шепчу Яну, может быть лучше, если он с нами не пойдёт.

Тут уместно сказать, что я в общем-то приехала в Вади Рам отдохнуть. Я взяла с собой очень интересную книгу. Собиралась сходить с ребятами один несложный маршрут и сидеть в лагере, читая книгу, любуясь местным колоритом и общаясь с молодыми скалолазами. Я не люблю сложные  скальные маршруты, килограммы железа, вертикальные отвесы, у меня нормальный уровень адреналина в крови. Я не хожу с Яном на скальные тренировки, только совсем изредка, когда он тихо лезет на стенку (дома), потому что не может найти партнёров, как например 31 декабря, когда все нормальные люди готовятся к встрече Нового Года, дружно строгая солёные огурчики. Перед поездками в большие горы приходится лазить, чтобы не забыть, как работать с верёвкой. Ну, а пока...

Вернулись в лагерь в темноте. Там царило оживление. Приехало и спустилось с гор много новых лиц. Прибавилось палаток. Народ разбирал снаряжение и гудел, обсуждая маршруты. Вскоре всё это оживление естественно сосредоточилось в местном ресторане. Знакомых  всё ещё не было, но прошёл слух, что Мишель ответственный за эти сборы и хороший знакомый Яна должен приехать завтра.

Мы ели, болтали, угощали друг друга пивом. Ребята вокруг были приятные, говорили про маршруты: там- категория такая-то, там- закинуть ногу туда-то и выйти на руке и т.п. Как всегда в таких сборищах. Как всегда, чувствовала  себя посторонней, озиралась кругом и подкармливала голодных иорданских кошек. Интересно, что я не помню, чтобы мы кому-то сказали или кто-то спросил, куда мы идём завтра. И вообще, кто мы и откуда. Помню только продолжительный и неприятный торг с хозяином ресторана (условия необходимо обговаривать заранее и чётко - восток).

 Ира делает героические усилия уговорить упрямую администрацию открыть душ. После того, как она заваливает к хозяину в грязном виде в момент приёма последним каких-то важных гостей, душ быстро открывают, и наше житьё-бытьё успешно налаживается.

Собираемся назавтра. Наша цель -Хаммад-Рут один из  простейших маршрутов  на Джабель-Рам. Несколько ключевых мест с лазанием до 5 плюс , а так ходябельно. Так написано в путеводителе. Из лагеря виден красивый гребень , начинающийся в левой стороне стены. Это наш маршрут.Вернее, его начало.

Собираемся выйти с рассветом. Ян даёт указания по снаряжению, продуктам и воде. Илья решает остаться в лагере, Ян оставляет ему фотоаппарат и что-то ещё из ценностей. Спать.

Встали затемно, быстро собрались, стараясь не будить окружающих. Где-то позвякивали карабины, кто-то тоже собирался в путь.Наверное, мы, как всегда , позавтракали, не запомнилось. Вышли через широкое плато к началу маршрута. Белый Кабысдох из лагеря увязался за нами. Тяжёлая иорданская жизнь довела его до изящных габаритов борзой, но характером был приветлив. В какой-то момент из деревни вслед за нами вылетела свора псов и кинулась на Кабысдоха. Он прибился к нашим ногам, он был чужак. Мы подошли под гору. Гребень, по которому мы должны были подниматься, спускался длинным языком далеко влево. Наверное, начало маршрута было левее, но Ян дал команду на подъём, и мы полезли напролом, сыпя вниз огромными булыжниками. Лазание было несложным, но очень сыпучим. Кабысдох старался за нами изо всех сил, пока увесистый булыжник не упал прямо около его носа. Дальше шли одни.

 Через некоторое время оказались на гребне. Впереди просматривалось довольно крутое лазание, решили обвязаться и пойти параллельно в связках.В это время одинокий путник поравнялся с нами. Он шёл снизу по удобной  тропе, которая начиналась намного левее, как я и думала. Один,из Англии, на Джабель-Рам по Хаммад- Рут. Крут!  Хорошо, будет показывать дорогу.

 Мы связались и двинулись по гребню. Подстраховывали друг друга в стрёмных местах. Лезлось легко, но было круто, и падать было куда, поэтому напрягало, лично меня. Англичанин скакал далеко впереди, он очень спешил, он был здесь не в первый раз. Я шла в связке с Яном, Ира с Димой. Кое-где были видны оставленные спусковые петли. Всё было нормально, жара как-то чувствовалась не очень, хотя солнце было уже высоко.

 Стало круче, Ян вылезал первым и помогал мне, периодически подтягивая. Потом мы немного изменили тактику: Ян пролезал крутое место и оставлял нам перила. Далеко вниз уходили тёмно-бордовые вертикальные скалы, очень величественно и страшно, как раз то, что я "люблю".

 

Прошли душещипательный траверс-тонкую длинную полочку над бордовыми отвесами. Один раз, вылезая вслед за Яном, я увидела, что он принимает меня на полке на узел, забитый в трещину. Я знаю, что так страхуют, но стало ещё неуютней. И вот, наконец, мы поднялись на плечо. Солнце светило, дул ветерок, было так красиво вокруг!

 

 

 Внизу маленькими кубиками виднелись деревенька и наш лагерь.

 

 

Но надо продолжать.Двинулись по узкому плечу вглубь тёмного ущелья, где должно было быть продолжение маршрута.

Забирались всё глубже и темнее, пока, наконец, не упёрлись в тупик,  мрачный  каменный мешок, окружённый вертикальными стенами. Было непонятно, куда дальше. Ничего удобоваримого не просматривалось. И тут мы услышали далеко вверху какое-то движение. Ба! Да это наш англичанин! Сматывает верёвку. Ну как  и где он здесь пролез? Один?!  Кричим. Что-то отвечает. Непонятно. Тут Ян понимает, что "white" это белые следы магнезии, там и надо искать маршрут. Ну что ж, нашли. Гм! Круто... Ян бодро одевает скальные  тапки, обвешивается железом. Дима готовится страховать. Я с фотоаппаратом, надо всё запечатлеть!

Перед нами стена метров 45. Гладенькая.  Посредине полка.

 

 

 Ян начинает двигаться вперёд, Дима страхует. Сорвался, отдышался, пошёл снова. Несколько отчаянных усилий,несколько френдов и закладок, и он на полке! Там есть крюк, Ян организовывает страховку. Дима рвётся в бой, несколько усилий, и он тоже там. Ребята продолжают дальше, оставив нам перила.

Я не испытываю судьбу и с жумаром довольно ловко забираюсь наверх. Ира хочет попробовать залезть без жумара. Спортивный интерес, уважаю. Некоторое время бьётся, несколько отчаянных усилий, и я спускаю ей жумар. В это время первым наверх идёт Дима. Стена совершенно гладкая. Димка долго возится, не может найти место для закладки.

 

 

Он пробует и так, и эдак, его можно понять, там очень стрёмно.

Время идёт. Ян решает лезть сам. Дима закрепляется на маленькой полочке, Ян подходит к нему, я страхую, Ира поднимается ко мне и выбирает перила. Ян выходит вперёд, мы замерли, все смотрим вверх, все молчим и не дышим. В цирке в такие моменты вступает барабанная дробь.Там же и страховка обычно получше. Кровь стучит в висках... Ян что-то куда-то вставляет и медленно начинается двигаться наверх, есть! Потом мы узнаем, что знатоки оценивают это место выше, чем 5 плюс. 

 Потом  Ян раскалывается, что вылез просто на одном желании. А пока, он наверху! Принимает Диму.

Мы с Ирой постыдно долго возимся на перилах.

 

 

 Оказываемся вчетвером на широкой полке с деревом, куда продолжать опять непонятно.Но мы счастливы!

 

 

Пьём, едим, и обнаруживаем, что время - час дня. Поздновато, провозились долго. И тут обнаруживается  ещё одна маленькая неприятность.У нас совсем мало воды!

С вопросом воды у нас очень строго. В такой день в пустыне без 4-5 л в день на человека не выходим. Ян склонен к обезвоживанию, были у нас разные истории, когда его с судорогами от обезвоживания везли на Скорой помощи  из пустыни в иерусалимскую больницу, а я, только получив права, мчалась за Скорой с ошалелыми глазами на красный свет. Было... С тех пор мы носим в аптечке специальный порошок набор солей от обезвоживания гидран.

 В этот раз из-за проблем с весом (ведущие шли без рюкзака), мы договорились взять по 3 л. Я не знаю, как это случилось, взяли ли меньше, пили ли больше, только в час дня на полочке у нас оказалось две с половиной бутылки воды. Озираюсь и отмечаю про себя брошенную каким-то варваром бутылку с недопитым остатком. Потом заберём. В полбутылке разводим гидран и все пьём для профилактики. Меня от этого компота почти выташнивает, я отказываюсь в пользу жаждущих. Мы не паникуем, мы ещё не осознали, мы в эйфории! Ограничиваем питьё по три глотка раз в час.

Собираемся, двигаемся дальше. Справа мрачный отвесный развал, вряд ли нам туда. Пробуем налево, есть вертикальный камин, наверное, туда, больше некуда. Дима идёт первый. Сложное место, но вот Димка наверху, там есть крюк, он организовывает страховку и принимает Яна. Ира поднимается по перилам, я остаюсь на полке последней. Какие-то разговоры наверху, и тут по нашей верёвке вниз съезжает англичанин. Он уже был на вершине?! Значит, она совсем близко! Говорит мне что-то в смысле, что увидимся вечером в кемпинге, на что я гордо отвечаю английским словом Tomorrow! Как близка я была к истине! Поднимаюсь к своим. Узнаю новости - до вершины ещё очень далеко, непонятно был ли там англичанин. Но больше ничего сложного, два ключа пройдено! Дальше только ногами! Ура!

Вопрос о ночлеге, конечно, встаёт, мы явно не успеем  до темноты. Ян, - говорю - в такую жару холодная ночёвка только приятно! На верёвки ляжем, верёвками  укроемся, переночуем! Все молча согласны, всех интересует, куда идти дальше.

Конечно, мы должны были повернуть назад. Мы не первый раз в горах. Мы знаем, что в горах не шутят. Похоже, это и было массовое помутнение рассудка.

Побежали дальше, с азартом отыскивая продолжение пути. Воду тем временем ограничили до"по глоточку". Поднялись лёгким лазанием ещё метров 20. Пролезли какую-то туннелеподобную трещину, выкарабкались и оказались на плато. Пейзаж был просто фантастическим, уже не Марс Луна! Огромные каменные яйца, белые и шершавые, разрезанные наполовину и так половинками разбросанные вокруг! Мы обалдели. Жаль, что невозможно было сфотографировать всё это великолепие- плёнка в Димином фотоаппарате закончилась. Стали карабкаться по этим яйцам. Вниз-вверх, вниз-вверх. Шли на трении, иногда было довольно круто, тогда помогали друг другу. Старались не упустить нить маршрута,не потеряться среди этого дикого плато. Но вот вдали над нагромождением яиц уже  появился ориентир Джабель-Рам! Далёкая и высокая вершина гипнотизировала. До неё было далеко и по высоте, и по расстоянию. Остановитесь безумцы!

 Хотелось пить, между делом была открыта последняя бутылка. Решили, что полбутылки оставим на Н.З. Шли довольно быстро и дружно. Не так уж всё было просто, как обещал англичанин. Иногда в сложных местах Ян залезал и протягивал нам свою спасительную ногу .Освещение стало вечерним, мягко окрасив всё в тёплые тона. Вверх-вниз, вверх-вниз. Говорили всё меньше, ещё меньше смеялись, хотелось пить. Губы иссохлись, про воду старались не думать

Пошла какая-то растительность, стали приглядывать местечко для ночёвки. Вершина была над нами, мягко освещённая заходящим солнцем. Очень прост и понятен был путь на неё, только выйти на гребень, ещё чуть-чуть и всё. И тут мы увидели тур, потом ещё один! Даже сил прибавилось. Решили оставить рюкзаки и зайти на вершину свободными от бренного груза. Воду брать было не к чему, её оставалось чуть больше полбутылки. Решили, что спустимся, поедим и выпьем по глотку. И всё!

Пошли по турам, всё ближе и ближе. Вершинная пирамида  напоминала мне маленький парусник, летящий по каменному океану. Плещутся волны, брызги в лицо... Я нервно облизываю губы. Что это? От нужного нам гребня нас отделяет широкая трещина! Я не верю, почти бегу дальше, должен быть проход, ведь мы же шли по турам!!! Не может быть ошибки! Мы расходимся и  ищем проход. Его нет. Устало поворачиваем назад и спускаемся к рюкзакам.

Перевели дух. Решили попробовать ещё раз в другом месте. Кто-то вспоминает, что англичанин говорил про метки красной краской по дороге к вершине. Не видели. Побрели в другом направлении, оставляя вершину справа. Под большим камнем с густыми кустами оставляем рюкзаки.Здесь будем спать. Решаем больше не пробовать, если забуримся снова.

 А вы знаете как собирать росу с кустов? И я не знала. А Ира предложила развесить на кустах кульки, а потом их- да-да! облизать.Все молча согласились. Мы шли и вдруг увидели бледное, размазанное, но красное пятно! Мы на правильном пути! Начался подъём, крутой и на трении. Удары сердца отдавались в висках молотками.  Песчаная, шершавая поверхность, бесконечная и выматывающая. Сглотнуть не получалось не было слюны. Последние лучи солнца освещали Джабель-Рам. И вот мы на гребне! Ещё немного. Есть метки прорезанные в песчанике стрелки. Сюда. Снова вниз, ну зачем? Тут тяжёлое место, Ян, где твоя нога? Уф! Дыхание не хочет восстанавливаться. Идём. Наверное, это вершинная башня, вот сюда! Всё!

Мы сидели на башне, дышали и отупело смотрели на такую же, только выше, стоящую поодаль. Несомненно, что вершина там. Чтобы пройти туда, надо было спускаться в глубокую трещину, а как подняться непонятно. Не хотелось думать ни о чём. Солнце садилось, ужасно хотелось пить.Ян, тяжело дыша, поставил вопрос на голосование идём или нет? "За"-  был только Дима. Мы, остальные, просто молчали, с трудом справляясь с дыханием.

Поплелись назад. Понимали, что надо поспешить, чтобы найти в наступающей темноте рюкзаки и полбутылки. Я побежала по старой альпинистской привычке. Дима спросил, ты что не устала? Я устала очень, и на вершину пойти я не могла! Бежала и оглядывалась, чтобы не потерять ребят. А вдруг не найдём рюкзаки?!

 Пришли.Упали. Перевели дух. Сняли обувь. Перевели дух.

Решили поесть. Не хотелось, но Ян сказал, что нам нужны соли, а соли есть в еде. Это было непросто проталкивать сухую колбасу кабанус в пересохшую глотку. Придумали оборачивать его в плавленный сырок. А потом мы попили по глоточку. Развесили по кустам кульки и стали устраиваться спать.Легли на верёвку, рюкзаки и системы. Под голову хорошо пошли каски и кроссовки, кто что любит. Укрыться было нечем. Ян сказал, что если я сильно замёрзну, он мне даст на спинку пару пруссиков. Пруссик-это метровый канатик для страховки.Греет необыкновенно.

Лежим, пялимся в звёздное небо. На богом забытом, у чёрта на куличках плато. Плато затерянный мир-  Конан Дойль... О - па! А вдруг нас здесь что-то укусит?! Я заёрзала. Тогда каюк!

Кто-то захрапел, мне заснуть не удаётся. Становится прохладно. Интересно, как образуется роса? Я что-то такое учила в бытность метеорологом. Прозрачные холодные капельки медленно растут, оседая на наших кулёчках...

 Прижимаюсь к друзьям- здорово холодно! Ира тоже не спит, периодически ходит и гуляет. Тогда мой левый бок задубевает окончательно. Страшно подумать, что там с Димой. Светит полная луна, всё видно.

Вот тут и пришла в мою  голову самая трезвая за последние сутки мысль! А давайте пойдём! Всё-равно не спим, а только обезвоживаемся!  Полнолуние, это наша удача! Все уселись. Ну, что? Ян выражает опасения, что не найдём дороги на плато. Там действительно легко заблудиться. Ира вызывается отыскать путь, оказывается, она занималась спортивным ориентированием. Здорово! Дима тоже за то, чтобы идти. Ян полагается на нас, у него пространственный дебилизм, ночью он обостряется.

Собираемся, кряхтя. Выходим.Полночь. Поначалу зажигаем налобные фонарики. Но быстро гасим, они только мешают. Выхватывают небольшой участок, искажая всё пространство в целом. В лунном свете всё выглядит таинственно. Бредём по песчаным яйцам. В лунном свете по Луне.

 Худо-бедно продвигаемся. Ира хорошо ориентируется, да и мы с Димой, оказывается, неплохо помним дорогу. Вот тут Ян давал нам ногу, вот эта трещина.

Бредём часа два. На последнем каскаде из трёх больших яиц вдруг видим вдали огни деревни. Грустно.Ещё так далеко! Становится очень круто. Кроссовки проскальзывают, не держат. Укатиться можно очень далеко. Пробую на пятой точке. Всё равно разгоняюсь ребята ловят меня. Садимся в расщелину, дышим. Отупелая усталость. Ещё по глотку.

Вот место, где Ян давал нам руку, закрепясь в распор. Кидаем верёвочку. Долго возимся, потом отдыхаем, восстанавливая дыхание.

Ещё несколько больших яиц, где-то тут спуск в тот тоннель. Непонятно, как. Сели, дышим. Димка смотрит в землю. "Что, Дима, колбасит?" спрашивает Ян.

Молчим. Кто-то должен лезть в тоннель.Трудно оценить высоту, глубину. Не за что организовать страховку. По глотку? Я молча пропускаю свою очередь, пока могу терпеть. Надо спуститься метров 5 и залезть в недлинный тоннель, под которым глубокая трещина. Всё это рыхлое может обрушиться. Сидим. Лезу за бутылкой мой глоток. Всё геройство прошло. Плохо. Бьёт в висках, после каждого движения надо восстанавливать дыхание. Как на высоте.

Ян! Надо кому-то позвонить! Молчит. Два с половиной часа ночи. Ян? Позвони Мишелю- он же в лагере, нам нужна помощь! Ян ещё сомневается.

После некоторого раздумья достаёт телефон. Смотрит на него.Связи нет-на телефоне одна палочка. Встаёт, начинает ходить по небольшому языку, на котором сидим. О, две палочки! Ну же! Поднимается есть! Три! Можно попробовать. Находит Мишеля, набирает. Смотрим на него. Телефон закрыт, можно оставить сообщение. Ян, очень лаконично: "Мишель, это Ян. Нужна помощь застряли без воды на Хаммад-Рут."  Что дальше? Ян, позвони Илье! Он поднимет кого-нибудь в лагере, помогут. Набирает... "Алло!  Илья!  Это  я, Ян! Да,  полтретьего. Мы тут, идём. Мы остались без воды, нужна помощь. Там в лагере должен быть Мишель, может другие знакомые ребята, организуйте что-нибудь."  Отлегло.

Ну, теперь можно жить! Теперь спасут! Мы повеселели. Стали опять искать, как продолжать путь. Ян нашёл тоненький песчаный столбик, типа песочных часов, пристраховался  и уселся поплотнее, чтобы выпускать от себя Диму, который пошёл в тоннель. Дим, осторожнее! Дим, ну как там? " Следующий!"- Я шла предпоследней по перилам, что между Яном и Димой. "Таня, не нагружай особенно!" Это Ян. Вот всегда так! Вспоминаю ледобуры в Боливии, которые можно было запросто  вынуть рукой. "Не нагружай особенно!"

Бр-р-р! Переправились, сидим, дышим. Кто отдышался, бухтует верёвку. 

Мы оказались в каньоне, и свет луны уже помогал не очень. С фонариком стали искать дорогу дальше. Перед нами был обрыв. Не помню, чтобы мы здесь поднимались. Ян ищет крюк и , немного погодя, находит. Спускаемся дюльфером метров 25 по камину. До сих пор не узнаю местность, темно. Последним съезжает Ян,сдёргиваем,  силой заставляю себя сбухтовать верёвку.

Немного спускаемся по наклонной полке. Наконец, я ориентируюсь. Просто поднимались мы левее несложным лазанием. Сейчас ещё один спуск 20 м, и мы на полке, где видели англичанина в последний раз. Где-то тут  брошенная бутылка! Не только я вспоминаю о ней. Освещаем полку вот она!  Воды совсем мало, от силы стакан, нам не терпится. Ян нас обламывает:" Она гнилая, лежит тут сто лет. Ребята, не стоит. Напиться не напьётесь, а отравиться запросто". Да, наверное, он прав. Берём с собой.

Кидаем дюльфер на 45 метровый спуск на дно каньона. Спускаясь, обращаю внимание на то, что лезть вверх тут было не из приятных. На дне темно совсем. Ложусь, не могу отдышаться. Надо встать, надо помочь сдёрнуть верёвку. Она  не идёт. Зацепилась? Только не это! Отходим подальше, пробуем ещё. Раз-два! Ну! Пошла. Тяжело.Всё! Падаем, дышим. Дима достаёт бутылку с гнилой водой, открывает, нюхает, говорит, что только прополоскает рот. Понимаю, и у меня ощущение, что язык распух, трудно говорить.  Надо идти.

Двигаемся по узкому ущелью. Но недолго попадаем в тупик. Как же дальше? Ян пробует разведать вниз, я наверх. Скоро Ян говорит, что внизу обвал, там не пройти. Я взгромоздилась на большой камень, но ничего не просматривается и у меня. Возвращаюсь, иду посмотреть вниз. Свет фонарика выхватывает какие-то вселенские разломы, ниспадающие в вечность. Неуютно. Нам не сюда, тогда куда же? Сидим. Может, подождём рассвета?

Пять утра, начинает немного сереть. Ян, давай позвоним Илье!- Он встаёт, залезает на камень в поисках связи, звонит.  Хорошие новости! Илья поискал по лагерю и узнал, что Мишель приедет только сегодня, зато есть другие знакомые ребята - X и Y связка, что ходят здесь сложные маршруты. Они выходят нам на помощь, как только рассветёт.  Ура! Живём!

Я знаю одного из них X. Видела несколько раз на скалах в Бейт Орене. Очень приятный парень , спокойный, приветливый, интеллигентный. Лазит классно и не сноб, хоть это часто идёт рядом, в связке. Если так, мы в надёжных руках! Таким штуцерам заскочить на Хаммад Рут ничего не стоит. Я вспомнила, как мелькала впереди спина англичанина.. Неужели это было вчера?

Стало немного светлее, Ян встал и пошёл на разведку. Вдруг снизу раздался его крик:" Сюда!" Мы поднялись и тоже двинули туда. Оказывается, там был проход, просто мы его не видели. Конечно же, мы шли здесь, всё так просто! Идём. Проходим по узким местам, где справа и слева отвесно ниспадающие скалы. Спрыгиваем, поднимаемся. "А давайте допьём воду, сколько там осталось!" Нет, это не я предлагаю. Хотя соглашаюсь целиком и полностью. В бутылке не больше четырёх глотков, очень мало. Промочили горло. Двигаемся ещё некоторое время и выходим на гребень.

Вот оно, это место, открытое всем ветрам. Внизу видно лагерь. Стало совсем светло. Интересно, где ребята? Мелькает очень приятная мысль, что сейчас мы здесь сядем и подождём их. Они придут, напоят, привяжут к чему-нибудь, помогут спуститься. Говорю Яну: " Давайте подождём. Мы не в себе. Здесь надо спускаться  лазанием. Здесь этот стрёмный траверс." -  "Нет." говорит.-"Надо идти, пока идётся".  Все стали осторожно спускаться лазанием на полку над траверсом. Я не могла себя заставить. Просто оцепенела. От страха чуть не тошнило. Ян подождал меня и чуть подстраховал. На полке сели. Кругом отвесные стены. Поднялось солнце и стало пригревать.Ян вставил узел в знакомую щель и бросил вниз верёвку. "Аккуратно, придерживайтесь, лазанием до траверса, потом налево и на полку, пока хватит верёвки". Я вижу, что Яну плохо. Стараюсь не паниковать. Поворачиваюсь лицом к склону и медленно спускаюсь. Вот он траверс. Узенькая полочка в одну ступню, метров шесть. Удобные дырочки для рук, сердце вылетает из груди. Пришла , села. Ждём Яна. Дима  страхует его. Ян отдыхает, потом организовывает станцию на оставленном  кем-то обрывке верёвки, добавив свою ленту. Дальше одна верёвка  дюльфером. Спускаемся на полку, там есть крюк. Где же уже ребята?  Всматриваюсь вниз. Кто-то из наших звонит Илье. Новости оглушают. X и Y доводят Илью с водой к началу маршрута и оставляют его ждать нас. Теперь я понимаю, что маленькая белая точка внизу, машущая руками, и есть Илья! Он что-то кричит. Стоит он совсем не там, куда мы должны спуститься. Если сможем...

Ян задерживается наверху. Кричу ему. Он говорит, что пойдёт, наверное, свободным лазанием. Это безумие! Кричу, чтобы оставлял ленту и спускался дюльфером. Он что-то возится, начинает спускаться. Очень медленно. Слышу: "надеюсь это выдержит!" Я ищу телефон, он у меня. Листаю в записной книжке, кто-нибудь! Где иорданские спасатели, проводники, люди? Нарываюсь на телефон X. Набираю- закрыт! Оставляю сумбурное сообщение, на грани отчаяния.

Звоню Илье, кричу в трубку:" Пожалуйста, быстрее!" Объясняю, что мы спускаемся по гребню. Отчаяние... Понимаю, что Илья очень далеко, что солнце прикончит нас очень быстро. Я бывала во многих переделках, первый раз в жизни это настолько  безысходно! Только присесть на полочку рядом с Яном и всё! Даже нет протеста и не вспоминается дом, дети! Вот что страшно, я смирилась!

Ян спускается, бухтую верёвку. Дима с Ирой сидят ниже. Кидаем от крюка ещё один дюльфер. Я спускаюсь, прохожу ребят, дохожу до ещё одного крюка. Торможусь, держась зубами за верёвку. Достаю из рюкзака ещё одну и проселяю в крюк. Соображаю плохо,но, наверное так надо. Чуть ниже на полке перестёгиваюсь, вниз, вниз. Всё, верёвка кончилась. Солнце! Смотрю вниз. Вижу длинную шеренгу школьников. Они пришли на экскурсию в Вади Рам. Слышен смех, голоса. Обходят кругом язык нашего гребня. Помогите!

Далеко-далеко, вижу белую футболку Ильи, он идёт в нашу сторону. Машу ему.

Прусь вниз. Круто, мы шли тут в связках. Мне безразлично, я спускаюсь  спиной к склону, неправильно, неаккуратно, неосторожно. Вниз! За мной Ира и Дима. Изредко Дима спрашивает, куда тут ставить ногу. Отвечаю невпопад. Куда-нибудь сюда. Солнце. Где же Ян? Он тоже спускается, вижу его выше.

В конце расщелины спусковая петля У кого верёвка? Бросаем. Ира, за ней Дима съезжают  вниз. Выглядываю вслед. Илья оказывается неожиданно близко! Ещё немного, и он встретит ребят!  Ян подходит, падает. Он совсем плох. "Только заслони меня от солнца - я хочу спать!" Держись, Илья совсем близко!

"Я не смогу спускаться сам только заслони меня от солнца!"  Ору Илье, чтобы побыстрее. Тормошу Яна, он отключается. Судорожно лезу в аптечку, там есть капли для глаз физиологический раствор. Заставляю его открыть рот, лью  это на язык позывы к рвоте. Заслоняю его от солнца. Илья!!!

Илья встретил ребят, дал им воду и бежит к нам. Там круто."Илья, нагружай верёвку!"-Карабкается так. Он не доверяет нам, он правильно делает."Илья, верёвка закреплена!" Тормошу Яна, он уплывает. Очень страшно.

Наконец вылезает Илья.  Вода! Ян открывает рот, глотает несколько раз, потом начинает рыться по карманам, находит пустой пакет от Гидрана, наливает туда воды и судорожно облизывает его. Пьёт. Ещё и ещё. Я облизываю губы.Есть ещё?

-"Есть  у ребят". Бутылка переходит ко мне всасываю несколько глотков-задыхаюсь. Хочу ещё, но воды немного. Начинаю делать что-то с верёвкой, надо спускаться. Илья властно отодвигает меня, быстро что-то вяжет, готовит Яна для спуска. Он спускает его парашютиком. Ян очухался, ему легче. Спускаюсь за ним. Сидим в расщелине. Подходит Илья и быстро бросает ещё одну верёвку вниз. Он немногословен, делает всё быстро, нет сил думать, но я понимаю, как недооценила этого человека. Прошусь уйти первой, мне хреново. Спускаюсь. Диму с Ирой не видно, а я-то надеялась уже дойти до них. Пытаюсь спускаться дальше лазанием, но голова кружится, не получается. Жду ребят с верёвкой. Ещё несколько метров  вниз, и я вижу Диму, который выходит из-за скалы.  Прошу его принять Яна и ухожу в тень к Ире. Падаю.

Воды никакой нет, две бутылки, переданные Ильёй, выпиты.Недоразумение. Мы спустились к основанию гребня. Здесь мы связывались вчера. Наверное, уже недалеко. Ира в прострации.Говорит, что у неё кружилась голова, но не хотела нас пугать, молчала. Говорю с ней и вдруг с ужасом обнаруживаю, что из меня что-то течёт. Я в шоке, я не могу это остановить! Может, я уже труп- произвольное мочеиспускание! Я ошарашенно сижу, кажется, Ира не заметила. Никогда в жизни такого не было и, я надеюсь, не будет.

Наконец, собираемся все. Хочется лежать, но надо встать и идти. Илья нас торопит. Поднимаюсь. Илья спрашивает, что мы тут пролили. Молчу. Он идёт первым и находит нам простейший и удобный путь. Плохо, солнце беспощадно. Очень стараюсь спускаться аккуратно. Немного несложного лазания, и мы на тропе!

 Мы с Ирой идём впереди и, наконец, позволяем себе помечтать о воде, коле и других жидкостях. И тут, о спасибо варварам! я вижу у обочины дороги брошенную школьниками  бутылку, где воды больше половины! Жадно глотаю и оставляю на тропе ребятам.Через десяток метров остатки колы. Чтоб вы, детки, были здоровы!

 Спустившись на равнину, намечаем кривую прямиком к магазину. Мы почти бежим, откуда силы? Ян кричит вдогонку, чтобы мы купили натуральных соков. Обязательно!

Перед нами расступались, когда мы влетели в магазин. Ящик воды, RC-колы, крашенного апельсинового напитка и 2 лимона.Через минуту я нашла себя на пороге магазина с бутылкой воды в одной,  и с Мириндой в другой руке.Я не успевала глотать, жаль, что нельзя было просто вливать! На нас смотрели. Вид был тот ещё! У каждого по две бутылки, глаза сумасшедшие, количество выпитого было невероятным. Добавить разорванные сзади Яновы штаны, откуда элегантно виднелись красные трусы, про свои я вообще молчу. Двинулись к лагерю.

 Мы целый день отпивались зелёным чаем с лимоном.

 

 

Под душем на меня снова обрушился приступ жажды, и я полакала противной тёпловатой воды. На душе было пусто, говорили мало. Только Ира поражала бодростью, развлекая разговорами и угощая чаем прибившегося шведа. Решили утром уехать, хотя изначально планировали пробыть 4 дня. За ужином в меня ничего не лезло. Ставили пиво Илье, мы были очень ему благодарны. Спасибо Илья!

 На этом можно бы и закончить эпопею. Можно и не вспоминать, как вернулись вечером с гор X и Y и, проходя мимо нас, весело спросили: "Ну что, спаслись?"

Мы, не сговариваясь, отвели взгляд, говорить не хотелось. Ян ответил:" Илья нас спас!" Можно и не ворошить, как X, почувствовав неладное, приходил к Яну объясняться, говорил, что они что-то не так поняли. Можно всё это опустить."Все мы люди взрослые, и никто никому не обязан" -  как любит говорить мой муж. Может, бросить платить членские взносы Израильскому Альпинистскому клубу, который взял обеспечение безопасности на сборах на себя? А может, просто оставаться людьми...

 

Только что звонил Ян с вершины Джабель-Рам! Вот, сделал то, что у нас вместе не получилось! Там лежит снег, ледяной ветер и фантастически красиво!

Как на Луне!

 

 

 

 

 

 

 

 Февраль 2005.

 

                                                                                                                        

  .