Нервная система возникала дважды!.. Вероятно...

 

01 nervous system.jpg


Начну с признания: как бы не поражали наше воображение все эти сюрреалистические атоподентатусы и не лезущие ни в какие ворота по причине габаритов титанозавры, с точки зрения чистой науки, не говоря уже о философии, все они - не более чем занимательные курьёзы, - экспонаты в кунсткамере, перед которыми постоишь какое-то время, почешешь в недоумении затылок да и пройдёшь мимо, не обогатившись ни духовно, ни интеллектуально. Застёгивалась ли пасть древнего ящера на "молнию" или на пуговицы - это мало что добавляет к нашим знаниям о фундаментальных свойствах жизни и о путях её эволюции.

Статья, появившаяся на прошлой неделе на elementy.ru - совсем другое дело. Она посвящена открытию настолько фундаментальному, что оно, вероятно, послужит поводом для многочисленных дополнительных исследований и проверок. Поскольку статья эта несколько более трудна для понимания, чем возглас "Вау, какой он огромный!" и требует некоторого исходного запаса знаний о происхождении и систематике живых организмов, я решил написать небольшое предисловие, - вводящее в курс дела и разъясняющее суть вопроса и рассчитанная на человека, не имеющего практически никаких базисных понятий в области биологии.

 

Поскольку систематика, то есть - приведение мира разнообразных явлений в закономерную систему, основанную на родственных или логических связях, - есть основа и начало любой науки, начну с систематики.

Сегодняшняя систематика живых организмов целиком базируется на истинных родственных связях между ними - настолько, насколько эти связи удаётся установить - и отражает, таким образом, пути их эволюции.

Все живые организмы в соответствии с родственными связями между ними объединяются в иерархические единицы, которые называются таксонами. Чтобы продемонстрировать точный смысл биологической систематики, я приведу в качестве аналогии систему родственных связей между людьми, поскольку такие связи понятны любому человеку. Неделимой единицей рода человеческого является индивид, к примеру - Ян Рыбак. Человеческий индивид - это в нашем случае аналог биологического вида. У Яна Рыбака нет братьев, но если бы они были, то он сам и его братья составили бы семью Рыбаков, которая включала бы в себя и папу с мамой, как "последних общих предков"... Все Рыбаки похожи внешне и внутренне просто потому, что произошли от общих предков. Точно так же, бурый медведь и белый медведь - два вида рода медведей и они похожи именно потому, что произошли от общего предка, который, правда, вымер какое-то время назад, но если его кости будут обнаружены, ему дадут видовое название и включат в род медведей.

Семья в нашем примере - это базисный "таксон" самого низкого ранга, стоящий над индивидом. Слово "таксон" я беру в кавычки, поскольку это всего лишь иллюстрация - аналог биологического таксона. Семья Рыбаков - ашкеназские евреи. Ашкеназские евреи, включающие в себя семьи Рыбаков, Рабиновичей, Гольдштейнов и пр., - это группа европейских еврейских семейств, т.е. "таксон", стоящий над семьёй, и все они являются носителями некоторых общих признаков и объединены общностью происхождения. Параллельная им группа - это сефардские евреи, включающие в себя семьи Мизрахи, Нахмани и т.п. Обе группы имеют общее происхождение - они разделились всего около тысячи лет назад - и вместе со своими общими предками, древними евреями, объединены в общность ещё более высокого уровня - национальность евреи. Национальность - это таксон. На том же таксонометрическом уровне, что и евреи находятся и прочие национальности, объединённые между собой по признаку общности происхождения в "таксоны" ещё более высокого уровня - группы народов. Евреи и арабы - это семитская группа народов. Параллельно семитам, существуют, к примеру, славяне. Семиты и славяне, вместе с их общими предками объединены в рамках таксона ещё более высокого уровня - расы. Разные расы человека, вместе с их общим предком, проживавшим в Африке 200 тыс. лет составляют вид гомо сапиенс, и тут наша аналогия понятия "таксон" плавно переходит в само это понятие, поскольку вид - это уже базисный биологический таксон. Основные биологические таксоны, если продвигаться вверх по иерархической лестнице, - это вид, род, семейство, отряд, класс, тип, царство и домен, но биологи выделяют и большое количество всяких промежуточных таксонов, для которых иногда не хватает названий
Главное, что я хотел подчеркнуть, проводя вышеописанную аналогию, это тот факт, что систематика живых организмов отражает истинные родственные связи в той же мере, что и семейная родословная любого из нас.

 

Возможно, у кого-то из вас возникает вопрос: каким образом ученые устанавливают родственные связи между живыми организмами? На чем, скажем, основывается оскорбительное утверждение о том, что шимпанзе имеет с нами больше общего и связан с нами более тесными родственными узами, чем, например, с гориллой, хотя любому непредвзятому наблюдателю очевидно, что и душой и телом шимпанзе куда больше похож именно на гориллу?..

В тех случаях, когда речь идёт об организмах, вымерших миллионы лет назад, всё делается по старинке: путем сравнительного анализа анатомических особенностей, но если мы говорим о современных нам животных, сегодня существует метод, позволяющий определять степень родства между ними абсолютно однозначно: это секвенирование ДНК - расшифровка последовательности её нуклеотидных звеньев.

Поскольку суть эволюции - это постепенное изменение геномов с появление новых генов и их комбинаций, то прочтение и сравнение геномов различных живых организмов позволяет в точности эту эволюцию реконструировать.

Молекула ДНК любого живого существа есть длинная последовательность нуклеотидных звеньев - относительно простых химических веществ, которые являются, как бы, теми буквами, которыми записан генетический код. Букв этих всего четыре: аденин (А), гуанин (Г), цитозин (Ц) и тимин (Т). В молекуле ДНК, состоящей из миллионов таких букв, буквы эти объединены в, условно говоря, "слова" - относительно короткие группы, отвечающие за синтез белков или/и имеющие регуляторные функции. Эти "слова" и есть гены. Когда клетка делится, молекула ДНК удваивается, и в процессе этого копирования могут возникать ошибки - это и есть пресловутые мутации. Накопление нейтральных мутаций или таких, которые приводят к появлению полезных признаков, - это и есть эволюция. Вредные мутации понижают жизнестойкость организма и снижают его шансы оставить потомство - в этом суть естественного отбора. И, конечно же, на самом деле всё это очень, очень сложно. Разница между тем, что я тут сказал и реальной картиной примерно такая же, как между фразой "реактивное движение - это движение объекта, возникающее при отбрасывании от него другого объекта" и шкафами конструкторской документации на маршевый двигатель Шаттла

Смоделируем эволюцию некоторого исходного организма, который, спустя энное количество миллионов лет даст начало четырём современным видам - назовём их условно Миша, Боря, Саша и Гена. Исходный организм назовём по первым буквам имён его потомков: МБСГ.

Последовательность нуклеотидов в геноме этого МБСГ выглядела следующим образом:

 

МБСГ: ААГЦ - ЦГТТ - ТАГА - ТТАЦ

 

Итак, стада МБСГ мирно паслись на тучных лугах энского геологического периода, как вдруг, волею геологических пертурбаций или в погоне за более тучными пастбищами, оказались разделены на две не смешивающиеся более популяции: МБ и СГ. Со временем, в популяции СГ появилась и распространилась новая мутация: в четвёртом "слове" генома тимин (Т) заменен на аденин (А). Разумеется, в популяцию МБ эта мутация уже проникнуть не может, и, таким образом, свершился акт эволюции: некогда единый вид МБСГ разделился на два: МБ и СГ:

 

МБ : ААГЦ - ЦГТТ - ТАГА - ТТАЦ

СГ : ААГЦ - ЦГТТ - ТАГА - ТААЦ

 

В течение длительного времени оба вида существуют раздельно, неизбежно накапливая новые мутации - каждый свои - и продолжая отдалятся друг от друга в генетическом плане: в популяции МБ произошла замена А на Г в первом "слове", а в популяции СГ - Т заменено на А во втором "слове":

 

МБ : АГГЦ - ЦГТТ - ТАГА - ТТАЦ

СГ : ААГЦ - ЦГАТ - ТАГА - ТААЦ

 

И, наконец, в совсем уже недавние времена, обе популяции снова пережили географическое разделение: некогда единая популяция МБ разделилась на две - Миш и Борь, а популяция СГ - на Саш и Ген. Стада Миш и Борь разбрелись в разные стороны и, спустя какое-то время, в популяции Миш возникла и закрепилась новая мутация: в третьем слове генома, А оказалась заменена на Ц, т.е. Миши превратились в новый, отличный от Борь вид:

 

Миша: АГГЦ - ЦГТТ - ТЦГА - ТТАЦ

Боря : АГГЦ - ЦГТТ - ТАГА - ТТАЦ

 

Та же, примерно, история случилась и в популяции Ген: в четвёртом "слове" генома, Ц оказалось заменено на Т:

 

Саша : ААГЦ - ЦГАТ - ТАГА - ТААЦ

Гена : ААГЦ - ЦГАТ - ТАГА - ТААТ

 

И вот тут, на исторической арене появились мы, вооруженные пионерскими методами секвенирования генома, и задались вопросом: в каких родственных отношениях состоят эти четыре вида животных: кто из них братья родные, а кто двоюродные, и кто от кого произошел? Отсеквенировав все четыре генома и сравнив их попарно, мы обнаружили следующую картину:

 

Миша и Боря: 15 общих нуклеотидных звеньев

Миша и Саша: 12 общих нуклеотидных звеньев

Миша и Гена: 11 общих нуклеотидных звеньев

Боря и Саша: 13 общих нуклеотидных звеньев

Боря и Гена: 12 общих нуклеотидных звеньев

Саша и Гена: 15 общих нуклеотидных звеньев

 

Итак, мы обнаружили, что даже у двух наиболее различающихся видов, Миши и Гены, из 16-ти нуклеотидов совпадают 11, что указывает на очевидное генетическое родство и общность происхождения. Самыми же близкими по структуре генома оказались попарно Миша с Борей и Саша с Геной, у которых совпало по 15 нуклеотидных звеньев. Они и являются, таким образом, ближайшими родственниками - двумя парами родственных между собой видов.

В итоге, наша реконструкция эволюции этих четырёх видов будет выглядеть следующим образом:

Некогда единый вид МБСГ сперва разделился на два: МБ и СГ, а затем, позже, МБ разделился на Мишу и Борю, а СГ - на Сашу и Гену. Как видите, наша реконструкция в точности соответствует проведенному эволюционному моделированию.

 

У тех, кто знал всё вышеизложенное, я прошу прощения за занудство, а от тех, для кого это стало откровением, я ожидаю тёплых слов благодарности, и двигаюсь дальше.

Сегодня считается, что все живые организмы на земле имеют общее происхождение, поскольку основаны на одних и тех же базисных биохимических механизмах и имеют общую структуру генетического кода. Всё живое биологи делят на три домена: археи, бактерии и эукариоты. Эти три домена, по сути, - три кита, на которых стоит весь мир живого на нашей планете. Вы спросите, "а как же вирусы"?.. Насчет происхождения вирусов, не всё ясно биологам, но общепринятое мнение заключается в том, что они не являются самостоятельной формой жизни, поскольку не могут воспроизводить себя самостоятельно - без участия других организмов. Вирусы - они не совсем живые и не совсем организмы

Бактерии - это одноклеточные организмы, в клетке которых отсутствует ядро и прочие органеллы (митохондрии, хлоропласты, рибосомы и т.п.), а молекула ДНК свободно "плавает" в цитоплазме супе из аминокислот, белков и прочих органических и неорганических веществ. Бактерии бывают, как хемотрофами (используют для питания энергию химических связей), так и фотосинтетиками (используют для питания энергию солнечного света).

Археи - это существа, внешне неотличимые от бактерий, но очень сильно отличающиеся от них биохимически и генетически. Археи - все сплошь хемотрофы и экстремофилы - выживают в таких условиях, в каких никакие другие живые существа выжить не могут. Считается, что первыми живыми существами на земле были именно археи, которые затем дали начало бактериям, а от симбиоза архей с бактериями гораздо позже возник и третий домен - эукариоты. Эукариоты - плод кровосмесительной связи архей с бактериями, но ближе они, всё-таки, к археям, чем к бактериям

Эукариоты - это все те организмы, как одноклеточные, так и многоклеточные, в клетках которых молекула ДНК заключена в специальную капсулу, ядро клетки, и изолирована от цитоплазмы. В клетках эукариот царит строгий порядок - каждый биохимический механизм имеет свой внутриклеточный "пузырёк" - органеллу, а бактерия или архея - это, условно говоря, просто мешочек с белковыми молекулами, в котором "плавает" ДНК. Считается, что каждая органелла эукариотной клетки - это бывшая самостоятельная архея или бактерия, потерявшая свою самостоятельность миллиарды лет назад в результате длительного симбиоза с материнской клеткой. Произошла эта великая революция примерно 2.7 млрд. лет назад, т.е. первые 1.5 млрд. лет своего существования Земля была населена исключительно бактериями и археями.

На одном полюсе мира эукариот находятся всякие одноклеточные организмы - амёбы да инфузории, а на другом - мы с вами. Любой многоклеточный организм с точки зрения эволюции - это результат симбиоза некогда независимых эукариотных клеток, полностью утративших свою независимость, а раковая опухоль, таким образом, - это проявление болезненного стремления обезумевших клеток к сепаратизму

Неизвестно, когда появились первые многоклеточные эукариоты, но, вероятно, они возникали многократно и независимо на протяжении последних двух миллиардов лет, оставаясь большую часть этого времени существами мягкотелыми и невыразительными, не оставляющими ясных следов в палеонтологической летописи, пока примерно 600 млн. лет назад не произошел некий коренной перелом, приведший к, так называемому, "кембрийскому взрыву" - почти одновременному появлению всех известных нам сегодня типов многоклеточных организмов.

 

Итак, наш домен это эукариоты. Он, в свою очередь делится на четыре царства: протисты (т.е. одноклеточные эукариоты), растения, грибы и животные. Истинная картина, вообще говоря, гораздо сложнее, но в первом приближении это выглядит именно так. В основании древа эукариот, как не трудно понять, находятся одноклеточные (протисты), от которых произошли, с одной стороны, - растения, а с другой - грибы и животные, притом, грибы находятся с животными в более близких родственных отношениях, чем с растениями, хотя по внешнему виду и домоседскому образу жизни грибов это трудно заподозрить

 

02 Domains of life.jpg

 

Из этих четырёх царств наиважнейшее для нас - животные. Животные делятся на пять типов, и поскольку именно они являются темой статьи на "Элементах", я остановлюсь на них чуть подробнее:

 

1. Губки. Те самые, которых извлекают смуглотелые ныряльщики из бирюзовых глубин Средиземного Моря, и которые использовались представителями рода человеческого в целях гигиены до изобретения синтетических мочалок. Губки - это феноменально примитивные животные, у которых отсутствует нервная и пищеварительная системы, а также и мышечная ткань (проще сказать, что у них есть), и они, поэтому, до самого последнего времени считались самыми древними животными, близкими к общему предку всех животных вообще.

 

03 Sponge.jpg

 

2. Пластинчатые. К типу пластинчатых относится только одно животное - трихоплакс. Трихоплакс - это такая крохотная бесформенная клякса, состоящая из двух слоёв клеток, и у него, как и у губок, нет ни нейронов, ни пищеварительной системы, ни мышц. Трихоплакса открыли в конце девятнадцатого века и вскоре объявили "самым примитивным животным на земле" - даже более примитивным, чем губки, и чуть ли не пережившим своё время живым ископаемым - предком всех многоклеточных. В 2008-м году геном трихоплакса был расшифрован, и к всеобщему изумлению выяснилось, что это примитивное ничтожество расположено на эволюционном древе ближе к высшим типам животных, чем губки, а губки снова заняли место в самом основании этого древа.

 

04 Trichoplax.jpg

 

3. Стрекающие. Возможно, термин "стрекающие" кажется вам загадочным, но на самом деле типичными представителями этого типа (извиняюсь за тавтологию) являются такие широко известные животные, как медузы и коралловые полипы. Несмотря на внешнюю не интеллектуальность этих созданий, у них, как и у нас, есть и нервная система, и мышечная ткань. Радикальным отличием медуз и полипов от билатеральных (т.е. двусторонне-симметричных) животных, к которым относимся и мы сами, является радиальная симметрия их тел, а "стрекающими" этот тип животных назвали за наличие у всех его представителей специальных стрекательных клеток, содержащих стрекательную нить. При приближении жертвы, эта нить выбрасывается, и через неё в организм неосторожного лузера попадает яд. Если вы бывали в обществе медуз, вам наверняка знакома эта их неприятная особенность

 

05 Jellyfish.jpg

 

4. Гребневики. Ещё один тип морских радиально-симметричных животных, которые внешне напоминают медуз. Как и стрекающие, гребневики обладают нервной системой и мышечной тканью. Внешнее сходство этих животных со стрекающими настолько велико, что до прошлого года, до полной расшифровки генома одного из гребневиков, их объединяли в одно подцарство со стрекающими. Оно называлось "радиальные" или "кишечнополостные", и именно в такой общей упаковке мне преподавали этих животных на уроках зоологии в восьмом, кажется, классе. И это несмотря на то, что ученым давно уже были ясны многие фундаментальные различия между гребневиками и стрекающими. К примеру, гребневики являются единственными многоклеточными животными, передвигающимися в воде с помощью специальных ресничек, - как какие-то инфузории-туфельки, а их довольно развитая нервная система состоит из отдельных узлов, каждый из которых расположен поблизости от управляемого им органа, в то время как у стрекающих никаких узлов нет вообще - нейроны равномерно распределены по всему телу без какого-либо намёка на управляющий центр.

Именно гребневики с их уникальной нервной системой являются главным героем нашего рассказа.

 

06 Ctenophore.jpg

 

5. Двусторонне-симметричные (билатеральные). К билатериям относятся все "сливки общества" мира животных: черви и моллюски, членистоногие и плеченогие, иглокожие и, наконец, хордовые, к которым относимся и мы сами, - все, чьё тело обладает двусторонней симметрией: правая и левая его половины являются зеркальным отображением друг друга. Все представители этого типа обладают развитой нервной системой, которую в особо продвинутых случаях венчает головной мозг, у всех имеется мышечная ткань и система пищеварения. Билатерии - вершина эволюции земной жизни, если критерием совершенства считать сложность внутреннего устройства и степень автономности (т.е., независимости от окружающей среды).

 

07 symmetry diagram.JPG

 

До того, как был расшифрован геном гребневиков, казалось, что картина эволюции животного мира, в общих чертах, нам ясна: общий предок всех животных был примитивным созданием, напоминающим по своей физиологии губок. У него не было нервной системы и не было мышечной ткани (обретение которой, как нетрудно понять, имеет смысл лишь при наличие нервной системы, ибо зачем нужен движитель, если отсутствует механизм, призванный вырабатывать и передавать к нему управляющие сигналы). Затем, один из потомков этих не слишком нервных существ обзавёлся в процессе эволюции специализированными клетками - нейронами, а затем и мышечной тканью. Это был общий предок билатеральных и радиальных животных, и сам он обладал, вероятно, радиальной симметрией. Спустя какое-то время, он дал начало своим радиальным и билатеральным потомкам, а ещё позже радиальные животные разделились на два типа: гребневиков и стрекающих.

Стройная картина, в которой прекрасно было всё, кроме одного нюанса: она оказалась неверна

 

08 Animalia clade - OLD.jpg

 

То, что эта схема неверна, выяснилось в прошлом году в результате полной расшифровки генома гребневика, результат которой шандарахнул в научных кругах не хуже фугаса и контузил немало специалистов-зоологов. Выяснилось, что не губки, а именно гребневики являются самыми дальними родственниками всех прочих животных, включая и губок Казалось бы, ну и не хрен ли с ними, с губками, - были они нам "седьмой водой на киселе", стали - гребневики, - чем первые лучше вторых?.. Каким образом этот факт расширяет горизонты нашего знания в большей степени, чем устройство пасти атоподентатуса или обнаружение очередного титанозавра, который на пять метров длиннее предыдущего рекордсмена? Чтобы понять, в чем суть созданной гребневиками проблемы, посмотрим на новую схему родственных связей между основными типами животных, построенную с учетом недавних пертурбаций (эта же схема, по совместительству, является и схемой их эволюции, как мы уже знаем).

 

09 Animalia clade - NEW.jpg

 

Обратите внимание на следующее вопиющее несоответствие: гребневики, первыми отделившиеся от общего ствола всех животных, обладают и нервной системой, и мышцами, но губки и пластинчатые, отделившиеся от этого ствола позднее гребневиков, не оснащены ни тем, ни другим, а стрекающие и билатерии, отделившиеся от общего предка ещё позже, снова имеют и то, и другое. Как такое может быть?

 

Возможны два сценария:

 

1. Общий предок всех животных обзавёлся нервной системой и мышцами ещё до того, как началось формирование современных типов животных - до отделения гребневиков. Соответственно, ВСЕ абсолютно типы животных изначально обладали нервной системой и мышцами, но губки, ведущие сугубо сидячий образ жизни, утратили в процессе эволюции и то и другое за ненадобностью (что, кстати, является недвусмысленным намёком всем тем, кто ведёт сидячий образ жизни). На самом деле, такая редукция признаков не так уж редко случалась в истории животного мира: безногие рептилии змеи и бескрылые птицы страусы - самые очевидные и первыми приходящие в голову примеры.

В том случае если эта гипотеза верна, биохимические и генетические механизмы, на которых построена нервная система гребневиков, должны быть схожи с таковыми у прочих "нервных" и "мускулистых" животных - стрекающих и билатерий.

 

2. Общий предок всех животных не имел ни нервной системы, ни мышц. Гребневики, отделившиеся первыми, самостоятельно обзавелись и тем и другим, в то время как остальные животные продолжали обходиться без этих полезных вещей ещё какое-то время, и лишь значительно позже, уже после отделения губок и пластинчатых, общий предок стрекающих и билатерий вновь "изобрёл" и то и другое. Т.е. гребневики, с одной стороны, и стрекающие с билатериями с другой, изобрели мышцы и нейроны абсолютно независимо - точно так же, как Попов и Маркони независимо друг от друга изобрели радио Такое независимое "изобретение" новых признаков встречается в природе сплошь и рядом: глаза, к примеру, "изобретались" независимо разными группами билатерий и потому имеют принципиально разную конструкцию у насекомых, моллюсков и позвоночных животных.

Ясно, что если верна именно вторая гипотеза, то биохимические и генетические механизмы, на которых построена нервная система гребневиков, должны принципиально отличаться от таковых у стрекающих и билатерий. Суть статьи, опубликованной в журнале "Nature" и приведенной в публикации на сайте Elementy.ru, как раз и заключается в том, что эти принципиальные отличия были обнаружены при сравнении генома гребневиков с геномами стрекающих и билатерий.


С философской точки зрения, второй сценарий гораздо интереснее первого. В чем же тут философия, и почему это так важно?

Один из фундаментальных вопросов, находящихся на стыке биологии и философии, заключается в следующем: нам до сих пор неизвестно, в какой мере эволюция органического мира подчинена череде чистых случайностей, а в какой - является результатом закономерных, направленных и, соответственно, предсказуемых процессов. Скажем, на интуитивном уровне большинство людей склонны считать, что раз уж эволюция это непреложный факт, и раз уж она в условиях Земли сопровождалась непрерывным усложнением форм, вплоть до появления разумных существ, то и в условиях других планет, однажды возникнув, жизнь неизбежно придёт примерно к такому же результату. Но насколько это мнение обоснованно?

Давно известно и многократно доказано, что случайность играет колоссальную роль в частностях эволюционного процесса, и то, что у нас четыре конечности, а не шесть, и два глаза, а не три или четыре, - чистейшая случайность, но магистральные пути эволюции - такие, как возникновение эукариотической клетки, появление многоклеточных животных, возникновение у животных нервной системы и непрерывное усложнение этой системы вплоть до появления разумных существ - кажутся нам предопределёнными. Между тем, у нас нет веских оснований так считать. Глядя назад на историю земной жизни с вершины эволюционной пирамиды и не имея возможности сравнить путь, проделанный земной биосферой, с путями, проделанными биосферами других планет, мы неизбежно подпадаем под диктат свершившегося факта. Да, в условиях Земли эволюция жизни протекала именно таким образом, но ведь, протекай она иначе, и не завершись она возникновением разумных существ, некому было бы о ней рассуждать и делать умозаключения Вполне ведь можно себе представить, что наши рассуждения о неизбежности возникновения разума в процессе эволюции не более верны, чем предположение счастливчика, вытащившего выигрышный лотерейный билет, о том, что такой выигрыш - дело обычное и закономерное, - просто потому, что он не знает о миллионе других игроков, оказавшихся менее удачливыми, чем он сам

За неимением материала для сравнительного анализа, оставим в стороне вопрос о закономерности возникновения эукариотической клетки и многоклеточных животных и рассмотрим вопрос о возникновении нервной системы. В конце концов, это и есть то центральное событие, которое привело в конечном итоге к появлению столь ценимой нами разумной формы жизни

Из известных нам трёх основных царств многоклеточных эукариот лишь животные обзавелись нервной системой, а грибы и растения, вполне себе процветающие параллельно животным на протяжении сотен миллионов лет, не демонстрируют никакого стремления обзавестись подобным усовершенствованием. Они прекрасно обходятся безо всякой нервной системы и ни на йоту не приблизились к тому, чтобы дать начало чему-то более интеллектуальному, чем мухомор или берёза. Если же предположить, как это и делалось до совершенного недавно открытия, что у животных нервная система возникла только однажды у одной единственной группы существ, то её появление выглядит, скорее, как редкая случайность, чем как результат закономерного процесса. Я с лёгкостью могу вообразить себе сонмы планет, населённых грибо- или древоподобными существами, не делающими ни малейших телодвижений в сторону обретения интеллекта Согласитесь теперь, что обнаружение факта двукратного и независимого возникновения нервной системы у разных групп животных делает предположение о предопределённости интеллектуализации органического мира несколько более обоснованным.

Ну а теперь, когда я закончил своё предисловие (как обычно, куда более многословное, чем изначально предполагалось), даю вам ссылку на взбудоражившую меня статью, в которой это открытие объясняется на куда более глубоком уровне: http://elementy.ru/news/432257